Живопись Николая Эстиса

Милый друг, иль ты не видишь,
Что все видимое нами
Только отблеск, только тени
От незримого очами...  
(Вл. Соловьев)   

В истории искусства иногда встречаются художники, которые выходят за границы пространства и времени. Их творчество живет в иных измерениях - в космосе, в вечности. Таков поздний Рембрандт, как бы стряхнувший со своих холстов позолоту эпохи, отказавшийся от сиюминутного, ради образов ничем не связанных, свободных от конкретики и всеобщих. К подобным мастерам можно отнести, например, Ван Гога, Сезанна или Кандинского. Но если вспоминать дальше, станет понятно, что этих художников совсем немного. И уж тем более сложно найти таких в современном искусстве.

Московский художник Николай Эстис (род. 1937 г.) - как раз такой. Его творчество оказалась вне направлений, тенденций, мод. Он равно далек, как от официальной советской живописи, так и от популярного ныне отечественного концептуализма. Если подбирать наиболее точный термин, чего сам художник никогда бы делать не стал, то к его работам как нельзя лучше подойдет наименование "абстракции духа". Искусство мастера - совершенно иррационально. Он и не стремится философствовать в своих полотнах. Куда важнее для художника - пробуждать чувства. Все циклы мастера ( птицы, ангелы, башни, фигуры, композиции) не планируются, а получаются сами собой, чудом. Николай Эстис говорит, что подходя к холсту, еще не знает, что именно он будет писать. И писать - не совсем то слово. Я думаю, точнее будет - воплощать, пробуждать в холсте "таинственное". Но что оно такое, это "таинственное" - стихия, энергия, любовь, чудо? У каждого, кто ощущал в себе нечто близкое, есть собственное обозначение, которое однако никогда не способно передать сути. А живопись Эстиса - отблеск недоступного ни взору, ни разуму, но только чувству... Я помню, как то раз мы говорили в мастерской художника о чем-то совершенно земном и неважном, о не запоминающейся и равнодушной суете повседневности, и Николай сказал вдруг, что есть еще нечто непостижимое, надмирное и таинственное, и оно, как раз, подлинное. В этот момент, в моей голове, кажется, все окончательно сложилось. Слова "Хаос", "космос", "вечность", эти слова, звучащие непременно в статьях о мастере объединены в сути этим "таинственным", которое и является основой творчества Эстиса. Так и остался во мне отзвук - "Таинственное - подлинное".

В картинах Эстис создает необычное пространство, в котором господствует неразрывная связь между деталью и целым. И организовано оно за счет особого ритма и колорита, но не живописного, а живого, природного. И именно в этот загадочный мир художник приглашает зрителя. Николай Эстис говорит, что главное, чтобы смотрящий на картину пробуждался, чтобы он вырывался из измеренных недель обыденности и чувствовал. И тогда удивительные холсты распахнутся и позовут его в иные сферы. Туда, куда отнюдь не все уходят сами, освободившись из клетки циферблата. Полотна Эстиса строятся не по законам искусства, но по общему жизненному закону. Они чисты, органичны, способны дышать. И поэтому, они - живы.   

.