Старая песня о главном: в МХТ показали «Трёх сестёр»

Старая песня о главном: в МХТ показали «Трёх сестёр» Фото - Екатерина Цветкова

Знакомый каждому ещё со школьной скамьи текст Антона Павловича получил ещё одну жизнь на сцене главного театра страны. Тем более, где ещё, как не в МХТ, который носит гордое имя выдающего драматурга, должен жить и обретать новые грани текст бессмертной пьесы «Три сестры». В эпоху Ефремова вся Москва заглядывала в дом Прозоровых в прочтении Олега Николаевича. Сейчас аншлаги собирает Константин Богомолов, который придал «Трем сестрам» свой узнаваемый фирменный стиль. Хотя в этот раз ярый поклонник эксцентричных постановок от оригинального текста Чехова не отступил ни на шаг, но все же язык не повернётся сказать, что Константин Юрьевич не смог удивить своего зрителя.

Первое, пожалуй, что приходит на ум, когда вспоминаешь о просмотренном спектакле это, конечно, Дарья Мороз. Даже не знаю, найдётся ли среди уже увидевших громкую премьеру МХТ тот, кто не согласится, что эта актриса выстрела в новой постановке на все сто, а то и больше, процентов. Мороз досталась роль Тузенбаха. Барон в ее исполнении прозвучал звонко, свежо и уж очень убедительно. Без грима и лишней мишуры актриса сотворила удивительное перевоплощение. Мимика, манеры и взгляд - все это совершенно точно было от немецкого поручика. Сестры в МХТ тоже оказались на подбор. Александра Ребенок играет Ольгу, Марию исполняет Александра Виноградова, а роль младшей Ирины досталась Софье Эрнст. Наблюдать и досконально изучать лица артистов уже по доброй богомоловской традиции можно даже из последних рядов балкона: режиссёр в почти каждом своём спектакле задействует видеосъёмку, которая проецирует на огромные экраны крупные планы находящихся на сцене героев. Сам Константин Юрьевич объясняет свой подход тем, что не хочет, чтобы артисты чрезмерно переигрывали, пытаясь передать весь спектр чувств.

Вообще постановки Богомолова – это такой своеобразный театр тонких и трудно ощутимых эмоций. Ничего не может убежать из зрительского внимания, все максимально сосредоточено и натянуто, никаких криков и резких движений - все происходит на одном градусе. В этот раз режиссёр даже поставил на столик в гостиной Прозоровых термометр, в прямом смысле отражающий задумку. Скептически настроенные к новаторствам зрители часто говорят о том, что актеры у Богомолова играют как-то безэмоционально. Некоторый эффект монотонности, воссоздаваемый за счет достаточно лаконичного произношения реплик, на этот раз пришёлся как нельзя кстати. На сцене существование всех героев перерастает в один сплошной и бесконечный разговор, все размеренно и спокойно, как у самого Чехова. Артисты говорят, будто мы в среднестатистической гостиной, однако это и есть самая настоящая жизнь. И можно долго рассуждать о безэмоционнальности, но заключительные слова сестер прозвучали, куда более громко и ярко, чем можно себе представить. Константин Богомолов создал тихую грусть, схватил и вывел на сцену, казалось бы, неуловимое. Его новые «Три сестры» доказали, что наш Чехонте живее всех живых, как бы мы не хотели, а все же вновь и вновь спрашиваем себя, зачем мы живем, зачем страдаем...  

.