Как перейти «Солнечную линию»?

«Солнечная линия» заслужено входит в число самых громких премьер центра имени Вс. Мейерхольда. Пьесу, написанную Иваном Вырыпаевым в 2015 году, поставил Виктор Рыжаков, художественный руководитель ЦИМа. Творческий союз драматурга Вырыпаева и режиссёра Рыжакова давно знаком театральным ценителям. Наверное, именно поэтому премьеру ждали по-особенному: понимали снова будет спектакль, о котором будут говорить долго и много. К тому же в заглавных ролях одни из самых перспективных и самобытных актеров современности: Юлия Пересильд и Андрей Бурковский. К слову, им выпал шанс сыграть не просто основных героев, а единственных в пьесе.

На сцене всего два человека и их непрерывающийся диалог, который только на первый взгляд очерчен рамками бытовой ссоры. Пожалуй, в этом чувствуется особый вырыпаевский язык: сказать о сложном и наболевшем, но так, чтобы поняли и услышали. В спектакле полностью сохранён оригинальный текст пьесы, достаточно много нецензурной лексики, однако даже самым суровым и консервативным зрителям уходить совсем не хочется, все со вкусом и к месту. За день до официальной премьеры спектакль показывали друзьям и журналистам. Перед началом режиссёр попросил присутствующих найти в себе силы и досмотреть постановку до конца. «Жизнь – это терпения», - отшутился Рыжаков. Такая подводка озадачила, казалось, что впереди что-то тягучее и долгое. Хотя спектакль оказался больше, чем захватывающим. Почти никаких перемещений, буквально несколько замысловатых переворотов декораций, и разговор мужа и жены, но в происходящее хотелось всматриваться, вдумываться и вслушиваться.

 

Уже после нескольких минут просмотра невольно начинаешь себя спрашивать, что же это, собственно, за солнечная линия. «Синяя бабочка пролетела и прочертила эту самую проклятую солнечную линию, которая и стала стеной между миром одного человека и миром другого» -, говорит Барбара, героиня Юлии Пересильд. В достаточно простой и доступной форме закладываются вопросы, почувствовать и тем более ответить на которые сможет отнюдь не каждый. Спектакль совсем не о нелюбви или том, как под одной крышей могут прожить семь лет совершенно чужие люди. Да, пожалуй, не об этом: перед нами два по-своему родных человека, наверное, все-таки любящих друг друга, но почему-то вдруг заговоривших на разных языках. Когда и почему образовалась эта пропасть или солнечная линия, если говорить по-вырыпаевски, не до конца понятно. Но в воздухе повисло душащее и всепоглощающее пространство недосказанности и недоговоренностей. И это даже не боль, «это гораздо хуже любой боли, - это абсолютное непонимание всего», - вдруг посреди семейной ссоры вскрикивает Вернер, супруг Барбары.

Это самое непонимание делит жизнь, их семейную жизнь, на «до» и «после». И, если «солнечный удар» Бунина превращает обыденную жизнь в бессмысленную череду событий, вернуться к привычному мироощущению после этого молниеносного «удара» уже невозможно, то «линия» возникает здесь и сейчас, в наших буднях. Для бунинского героя, влюбленного поручика, открывается другая грань жизни, она выше и недоступнее той, что он знал ранее. «Солнечная линия» оставляет нас в размеренной и знакомой нам плоскости, и переход через эту черту означает быть услышанным и увиденным в самом обыденном и повседневном. В ЦИМ обязательно нужно сходить и самим подумать, как перейти эту чёртову линию, и, быть может, хотя бы на чуть-чуть попробовать приблизить свой мир к миру другого человека.

.