Вдохновение

«Игра», в которую играют в Театре Наций

Уже ближе к концу сезона афиша Театра Наций пополнилась новым спектаклем «Игра» режиссера Явора Гырдева. Эта постановка стала третьей премьерой болгарского мастера в стенах театрального пространства под чутким руководством Евгения Миронова: зритель уже знаком с режиссером по спектаклям «Метод Гренхольма» и «Киллер Джо». В этом году Явор Гырдев решил взять за основу для своего свежего режиссерского высказывания пьесу «Сыщик» Энтони Шеффера. Драматургический текст прошел через серьезную литературную обработку Михаила Дурненкова. В итоге представленная на зрительский суд сценическая версия сильно отличается от оригинала, поэтому даже те, кто видел одноименный фильм Кеннета Брана и его более раннюю версию - «Игры на вылет» Джозефа Манкевича, скучать точно не будут.

Новый театральный триллер создан специально для истинных любителей пощекотать нервы и предлагает два часа увлекательного путешествия в мир, наполненный загадками и смелыми экспериментами. «Игра» - это ядерная смесь напряженных диалогов, разоблачений, совсем не детских розыгрышей и интриг с нотками старого - доброго детектива. Честно сказать, поставить спектакль, в котором центральное место займет запутанный сюжет с настолько неожиданной развязкой, можно посчитать достаточно смелым ходом. Ведь, как правило, большим комплиментом для театральной постановки становится решение восторженного зрителя прийти второй, а то и третий раз для того, чтобы ещё глубже погрузиться в увиденное, рассмотреть все детали и снова оказаться в плену полученных эмоций. «Игра» же изначально рассчитана на то, что именно первый просмотр производит неповторимый эффект. Безусловно, помимо непредсказуемых сюжетных поворотов зритель получает абсолютно блистательную игру артистов, тонко выполненную работу режиссёра и сценографа, да и просто проводит атмосферный вечер в Театре Наций. Тем не менее настоящей «вишенкой на торте» станет именно тот момент, когда все карты будут вскрыты, а накал страстей начнет медленно сходить на нет и сменяться приятным послевкусием, обычно наступающим после долгожданного объявления разгадки. Конечно, огромная удача, что Явор Гырдев соглашается на эту игру, которую он в конечном счете уж точно не проигрывает.

Главный герой спектакля Эндрю Уайк (Виктор Вержбицкий), пожалуй, озвучивает основной лейтмотив всего задуманного театрального действия: «меня не волнует проигрыш, меня волнует игра». Господин Уайк, состоявшийся писатель детективов, неожиданно принимает у себя в доме молодого любовника своей жены Майло Тиндла (Александра Новина). Именно со встречи двух соперников и начинается первый раунд… К слову, участие именно Виктора Вержбицкого в премьерной истории Театра Наций – весьма интересная находка. После нашумевшего мхатовского спектакля «Карамазовы», где актер выступает в роли главной связующей детали всей детективной линии романа, его появление в этих обстоятельствах выглядит очень интригующим. Вообще на спектакле лучше просто наслаждаться происходящим и ждать, когда клубок распутается сам. В «Игре» все продумано идеально, поэтому искать какие-либо зацепки и строить догадки фактически бессмысленно. Так, что, если с Вами по соседству в театральном кресле не разместится Эркюль Пуаро, то будьте уверенны, что сцена главного разоблачения станет для Вас шокирующим открытием. В общем, осторожно, «Игра» начинается …

ДАЛЕЕ

Новогодняя коллекция "Дымов Керамика"

Суздальская фабрика "Дымов керамика" выпустила новогоднюю коллекцию керамических изделий в духе русского народного наивного искусства. Забавные сюжеты и яркие персонажи были придуманы иллюстратором Соней Уткиной и художником Михаилом Сарабьяновым. Расписной керамический шар для ёлки или уникальное блюдо - отличная идея для новогоднего подарка!

ДАЛЕЕ

Русская каллиграфия Павла Дракунова

Кириллическая вязь набирает всё большую популярность среди графических дизайнеров и каллиграфов. Павел Дракунов экспериментирует с поверхностями, материалом и формой букв, что создаёт особенное настроение каждой композиции.

ДАЛЕЕ

Надо знать: Пятёрка популярных русских вышивальщиц

Вы заметили, что снова появилась мода на ручную работу? Вязаное, кованное, шитое, расписное, вышитое - всё это набрало популярность за последние пару лет. Связано это с обилием минимализма в моде и повальным увлечением "базовым" гардеробом. Хочется вновь ощутить свой индивидуальный стиль, и на помощь приходят мастера разных декоративных жанров. Вышивка же, хоть и довольно древний способ украшения текстиля, всё же претерпела некоторые трансформации к 21 веку. Какие? Смотрим ;)

ДАЛЕЕ

ОТМА

А вы знали что такое ОТМА? Я узнала только сейчас, когда разбиралась, чем навеяна эта красивая фото-история. ОТМА - аббревиатура из первых букв имён дочерей Императора Николая Второго: Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии, часто использующаяся в описательной литературе. А фотографии, целых 20 снимков, получились пронизывающе атмосферными и прекрасно стилизованы одеждой и аксессуарами российских брендов.

ДАЛЕЕ

После «БААЛа» …

В Центре имени В.Э.Мейерхольда отгремела во всех смыслах очередная премьера. В этот раз на сцене модной театральной площадки была поставлена самая ранняя пьеса Бертольта Брехта «Баал». Попытался заглянуть в таинственный и сложный мир немецкого драматурга режиссер Иван Комаров. Брехт написал «Баал» в двадцатилетнем возрасте, что сразу же ощущается при знакомстве с текстом: пьеса – самый настоящий бунт, вызов себе и тому, что принято считать нормой. Художественный руководитель Центра имени Мейерхольда Виктор Рыжаков убежден, что театр – это дело молодых, поэтому, с радостью, дает творить в подопечном ему театральном пространстве начинающим и перспективным. Рыжаков как добрый наставник предоставляет поле для экспериментов, а молодым творцам остается самое сложное – заявить о себе.

Режиссер Комаров и актеры «Июльансамбля», выпускники мастерской худрука ЦИМа, ненамного старше Брехта во времена его работы над «Баалом», а потому новая постановка – ядерная смесь молодости и бунтарства. Пьеса была переведена специально для нового театрального эксперимента. Над новым переводом при поддержке Гете-Института в Москве работал Александр Филиппов-Чехов. Существовавшая до этого переведённая версия дебютной пьесы Брехта не отражает, по мнению Филиппова-Чехова, ранней поэтики драматурга. Самое интересное то, что свой первый драматургический труд Брехт перерабатывал почти всю жизнь.

Если говорить о самой пьесе, то, пожалуй, самым верным ее определением и ассоциацией станет слово – «страсть». Драматургическое произведение юного Брехта – это самая настоящая квинтэссенция этой самой страсти, причем в искаженном ее понимании. Тот случай, когда следование этому чувству приводит к губительным и разрушительным последствиям не только для ощущения собственной внутренней гармонии, но и для зачатков всего прекрасного и светлого вокруг человека. Общими усилиями режиссера и артистов именно это ощущение от текста прозвучало с головокружительной силой, приобрело невероятные масштабы и было доведено до абсолютнейшего безумия. Иногда казалось, что перед зрителями начинает разворачиваться какая-то вакханалия, но именно в этом своем сумасшествие спектакль начинал приобретать свой собственный стиль.

Сам Баал – это талантливый поэт, который подражает Артюру Рембо и пренебрегает всеми существующими социально-общественными законами. Попытка понять главного героя пьесы в первую очередь сводится к пониманию времени, в которое Брехт работал над своим дебютным драматическим произведением. «Баал» был написан ровно двести лет назад, после Первой мировой войны, когда в искусстве начали зарождаться авангардные течения. Главный герой пьесы – образ, полностью пропитанный пафосом разрушения. Но все существование Баала становится не просто следствием разрушительной энергии внутри него, его жизнь превращается в одну сплошную оргию в прямом и переносном смысле этого слова. Конечно, пьеса несколько осовременена, это размышление о существовании такого героя, как Баал, спустя два столетия. Поэт пропагандирует свободу, но главным вопросом остается, насколько правильно Баал ее понимает. И неужели свобода не должна сосуществовать с созиданием?

«Баал» в прочтении Ивана Комарова определенно очень самобытен, однако местами все же угадывается желание молодого режиссера отдать дань уважения мэтрам театрального искусства. Так, например, музыкальная установка и выкрикивания текстов на языке оригинала в микрофон сильно напоминают манеру Юрия Бутусова, например, в его нашумевшем спектакле «Добрый человек из Сезуана», поставленном по пьесе все того же Брехта. В премьерной постановке ЦИМа слишком много своего, свежего и экспериментального, чтобы эта аналогия прозвучала в каком-то критическом ключе. Любой ассоциативный ряд для такого живого по своей сути театрального ремесла –уместен и логичен. У спектакля Ивана Комарова есть своя изюминка, это сильный и мощный спектакль, который иногда начинает звучать жутко громко и запредельно страшно.

ДАЛЕЕ

Как перейти «Солнечную линию»?

«Солнечная линия» заслужено входит в число самых громких премьер центра имени Вс. Мейерхольда. Пьесу, написанную Иваном Вырыпаевым в 2015 году, поставил Виктор Рыжаков, художественный руководитель ЦИМа. Творческий союз драматурга Вырыпаева и режиссёра Рыжакова давно знаком театральным ценителям. Наверное, именно поэтому премьеру ждали по-особенному: понимали снова будет спектакль, о котором будут говорить долго и много. К тому же в заглавных ролях одни из самых перспективных и самобытных актеров современности: Юлия Пересильд и Андрей Бурковский. К слову, им выпал шанс сыграть не просто основных героев, а единственных в пьесе.

На сцене всего два человека и их непрерывающийся диалог, который только на первый взгляд очерчен рамками бытовой ссоры. Пожалуй, в этом чувствуется особый вырыпаевский язык: сказать о сложном и наболевшем, но так, чтобы поняли и услышали. В спектакле полностью сохранён оригинальный текст пьесы, достаточно много нецензурной лексики, однако даже самым суровым и консервативным зрителям уходить совсем не хочется, все со вкусом и к месту. За день до официальной премьеры спектакль показывали друзьям и журналистам. Перед началом режиссёр попросил присутствующих найти в себе силы и досмотреть постановку до конца. «Жизнь – это терпения», - отшутился Рыжаков. Такая подводка озадачила, казалось, что впереди что-то тягучее и долгое. Хотя спектакль оказался больше, чем захватывающим. Почти никаких перемещений, буквально несколько замысловатых переворотов декораций, и разговор мужа и жены, но в происходящее хотелось всматриваться, вдумываться и вслушиваться.

 

Уже после нескольких минут просмотра невольно начинаешь себя спрашивать, что же это, собственно, за солнечная линия. «Синяя бабочка пролетела и прочертила эту самую проклятую солнечную линию, которая и стала стеной между миром одного человека и миром другого» -, говорит Барбара, героиня Юлии Пересильд. В достаточно простой и доступной форме закладываются вопросы, почувствовать и тем более ответить на которые сможет отнюдь не каждый. Спектакль совсем не о нелюбви или том, как под одной крышей могут прожить семь лет совершенно чужие люди. Да, пожалуй, не об этом: перед нами два по-своему родных человека, наверное, все-таки любящих друг друга, но почему-то вдруг заговоривших на разных языках. Когда и почему образовалась эта пропасть или солнечная линия, если говорить по-вырыпаевски, не до конца понятно. Но в воздухе повисло душащее и всепоглощающее пространство недосказанности и недоговоренностей. И это даже не боль, «это гораздо хуже любой боли, - это абсолютное непонимание всего», - вдруг посреди семейной ссоры вскрикивает Вернер, супруг Барбары.

Это самое непонимание делит жизнь, их семейную жизнь, на «до» и «после». И, если «солнечный удар» Бунина превращает обыденную жизнь в бессмысленную череду событий, вернуться к привычному мироощущению после этого молниеносного «удара» уже невозможно, то «линия» возникает здесь и сейчас, в наших буднях. Для бунинского героя, влюбленного поручика, открывается другая грань жизни, она выше и недоступнее той, что он знал ранее. «Солнечная линия» оставляет нас в размеренной и знакомой нам плоскости, и переход через эту черту означает быть услышанным и увиденным в самом обыденном и повседневном. В ЦИМ обязательно нужно сходить и самим подумать, как перейти эту чёртову линию, и, быть может, хотя бы на чуть-чуть попробовать приблизить свой мир к миру другого человека.

ДАЛЕЕ

Интенсивная вышивка Лизы Смирновой

Давно ли вы видели девушку с иголкой в руке? А девицы-то рукодельные ещё не извелись, оказывается! Вот вам ярчайший пример - москвичка Лиза Смирнова. Её интенсивная вышивка на грани искусства. Имея талант к рисованию, девушка воплощает свои рисунки в текстиле, мастерски вышивая и применяя разнообразный декор. 

ДАЛЕЕ
.